Viewtopic php поэзия серебряного века - 7tor.org BitTorrent трекер ex. Sun-Torrents.name

Вернуться в Литературный уголок. Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: РУ Форум о русском языке Пропустить. РУ Изменить размер шрифта Для печати FAQ Регистрация Вход. Серебряный век Делимся впечатлениями о прочитанном. Наверное, еще и потому, что хочется почитать стихи, собранные в одной ветке, но не ограниченные единой темой.

Ну и, главным образом, оттого что, на мой взгляд, есть в этой поэзии что-то особенно цепляющее за душу. Может быть, поэты тогда острее ощущали прелесть жизни, проживая ее в таких зыбких условиях?!

Истражду Вашего любимого Гумилева. ПОЭЗА СЕВЕРНОГО ОЗЕРА В двенадцати верстах от Луги, В лесу сосновом, на песке, В любимом обществе подруги Живу в чарующей тоске Среди озер, берез и елок И сосен мачтовых среди Бежит извилистый проселок, Шум оставляя позади. Я не люблю дорог шоссейных: На них - харчевни и обоз. Я жить привык в сквозных, в кисейных Лесах, где колыбели грез.

В просторном доме, в десять комнат, Простой, мещанистый уют, Среди которого укромно Дни северлетние текут.

ГРАМОТА.РУ

Дом на горе, а в котловине, Как грандиозное яйцо, Блистает озеро сталь-сине, И в нем - любимое лицо! С ольховой удочкой, в дырявой И утлой лодке, на корме, Ты - нежный отдых мой от славы, Который я найти сумел То в аметистовом, то в белом, То в бронзовом, то в голубом. Ты бродишь в парке запустелом И песней оживляешь дом. На дне озерном бродят раки И плоскотелые лещи. А вечерами крыломыши Лавируют среди берез, И барабанит дождь по крыше, Как громоносный Берлиоз. Да, много в жизни деревенской Несносных и противных "но", Но то, о чем твердит Каменский, Решительно исключено Здесь некому плести интриги, И некому копать здесь ям Ни до Вердена, ни до Риги Нет дела никакого нам Здесь царство в некотором роде, И оттого, что я - поэт, Я кровью чужд людской породе И свято чту нейтралитет.

Игорь Северянин, Ну разве не прелесть эти словечки вроде северлетниесталь-сине или крыломыши?! Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки, У того исчез навеки безмятежный свет очей, Духи ада любят слушать эти царственные звуки, Бродят бешеные волки по дороге скрипачей. Надо вечно петь и плакать этим струнам, звонким струнам, Вечно должен биться, виться обезумевший смычок, И под солнцем, и под вьюгой, под белеющим буруном, И когда пылает запад, и когда горит восток.

Ты устанешь и замедлишь, и на миг прервется пенье, И уж ты не сможешь крикнуть, шевельнуться и вздохнуть, — Тотчас бешеные волки в кровожадном исступленье В горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь. Ты поймешь тогда, как злобно насмеялось всё, что пело, В очи глянет запоздалый, но властительный испуг. И тоскливый смертный холод обовьет, как тканью, тело, И невеста зарыдает, и задумается друг. Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ! Но я вижу — ты смеешься, эти взоры — два луча.

На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача! Опять, тоскою к людям ведомый, иду в кинематографы, в трактиры, в кафе. Надежда сияет сердцу глупому. А если за неделю так изменился россиянин, что щеки сожгу огнями губ.

Осторожно поднимаю глаза, роюсь в пиджачной куче. Вижу, вправо немножко, неведомое ни на суше, ни в пучинах вод, старательно работает над телячьей ножкой загадочнейшее существо.

Глядишь и не знаешь: Два аршина безлицего розоватого теста: Только колышутся спадающие на плечи мягкие складки лоснящихся щек. Сердце в исступлении, рвет и мечет. Обернулся к первому, и стало иначе: Понимаете крик тысячедневных мук? Душа не хочет немая идти, а сказать кому? Брошусь на землю, камня корою в кровь лицо изотру, слезами асфальт омывая.

Истомившимися по ласке губами тысячью поцелуев покрою умную морду трамвая. Где роза есть нежнее и чайнее? Хочешь - тебе рябое прочту "Простое как мычание"? Для истории Когда все расселятся в раю и в аду, земля итогами подведена будет - помните: ИЮЛЬСКИЙ ПОЛДЕНЬ Синематограф Элегантная коляска, в электрическом биенье, Эластично шелестела по шоссейному песку; В ней две девственные дамы, в быстротемпном упоеньи, В ало-встречном устремленьи — это пчелки к лепестку.

А кругом бежали сосны, идеалы равноправий, Плыло небо, пело солнце, кувыркался ветерок; И под шинами мотора пыль дымилась, прыгал гравий, Совпадала с ветром птичка на дороге без дорог У ограды монастырской столбенел зловеще инок, Слыша в хрупоте коляски звуки "нравственных пропаж" И, с испугом отряхаясь от разбуженных песчинок, Проклинал безвредным взором шаловливый экипаж.

Хохот, свежий точно море, хохот, жаркий точно кратер, Лился лавой из коляски, остывая в выси сфер, Шелестел молниеносно под колесами фарватер, И пьянел вином восторга поощряемый шофер За радость тихую дышать и жить Кого, скажите, мне благодарить? Я и садовник, я же и цветок, В темнице мира я не одинок.

На стекла вечности уже легло Мое дыхание, мое тепло. Запечатлеется на нем узор, Неузнаваемый с недавних пор. Пускай мгновения стекает муть Узора милого не зачеркнуть. Он любил три вещи на свете: За вечерней пенье, белых павлинов И стертые карты Америки.

Портал Синус (Все Возможные Миры!) :: Просмотр темы - Поэзия и проза Серебряного века.

Не любил, когда плачут дети, Не любил чая с малиной И женской истерики А я была его женой. Почему ты дрожишь, подавая Мне стакан золотого вина? Что я знаю, то знаю давно, Но я выпью, и выпью с улыбкой Все налитое ею вино. А потом, когда свечи потушат И кошмары придут на постель, Те кошмары, что медленно душат, Я смертельный почувствую хмель И приду к ней, скажу: Ах, мне снилась равнина без края И совсем золотой небосклон.

Знай, я больше не буду жестоким, Будь счастливой, с кем хочешь, хоть с ним, Я уеду далеким, далеким, Я не буду печальным и злым. Мне из рая, прохладного рая, Видны белые отсветы дня Перебью Блоком -- пусть и зачитанным. В РЕСТОРАНЕ Никогда не забуду он был, или не был, Этот вечер: Я сидел у окна в переполненном зале.

Где-то пели смычки о любви. Я послал тебе черную розу в бокале Золотого, как небо, аи. Я встретил смущенно и дерзко Взор надменный и отдал поклон. Обратясь к кавалеру, намеренно резко Ты сказала: И сейчас же в ответ что-то грянули струны, Исступленно запели смычки Но была ты со мной всем презрением юным, Чуть заметным дрожаньем руки Ты рванулась движеньем испуганной птицы, Ты прошла, словно сон мой легка И вздохнули духи, задремали ресницы, Зашептались тревожно шелка.

Но из глуби зеркал ты мне взоры бросала И, бросая, кричала: Последний раз редактировалось tpek 03 фев Вот, например, это http: НА ОСТРОВАХ В ландо моторном, в ландо шикарном Я проезжаю по Островам, Пьянея встречным лицом вульгарным Среди дам просто и - "этих" дам.

Ах, в каждой "фее" искал я фею Когда-то раньше.

ПОЭЗИЯ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА

Но отчего же я огневею, Когда мелькает вблизи манто? Но всюду - боль! В аллеях сорно, в куртинах росно, И в каждом франте жив Рокамболь. И что тут прелесть? И что тут мерзость? Бесстыж и скорбен ночной пуант. Кому бы бросить наглее дерзость? Кому бы нежно поправить бант? Я конквистадор в панцире железном, Я весело преследую звезду, Я прохожу по пропастям и безднам И отдыхаю в радостном саду. Как смутно в небе диком и беззвездном!